I'd make a suggestion, but you wouldn't listen.

No one ever does.

Previous Entry Share Next Entry
О странных и удивительных параллелях в истории. И об Американской революции.
Marvin
antonvv
Оригинал взят у ortoortodox в О странных и удивительных параллелях в истории. И об Американской революции.
Дружище Sedov05 как всегда радует темами. и делает сие умело

День в истории США. 16 мая
16 мая 1769 года парламент "Старого Доминиона", сиречь Вирджинии принял решение о том, что Великобритания не имеет права собирать налоги с американских колонистов.
То есть так вот просто - "Всем кому должен, всем прощаю". Прикиньте, если завтра Калининградская областная дума примет решение не платить налоги в Москву. Или Сахалинская. А англы ниче так. Утерлись. Война с колонистами начнется только через 6 лет.
Кстати, американцы так до сих пор и не устаканили свое мнение о ее причинах. Помимо канонической, что то там о свободе, есть и довольно популярная альтернативная, показанная в сериале "Сыны свободы". В соответствии с этой версией революцию устроили два мошенника-беспредельщика Сэм Адамс (брат Второго президента США Джона Адамса) и его верный друг и оруженосец Джон Хэнкок, которым очень не хотелось идти за свои делишки в тюрьму. Причины же "патриотизма" Джорджа Вашингтона и Пола Ривира вообще представляются крайне иррациональными. Что то вроде "Я дерусь, потому что я дерусь" (с).
И, судя по всему, нынешнюю "революцию Гадости" на украине делали люди, придержиавшиеся именно этой, альтернативной версии. Слишком уж много параллелей.

Но, вот, что я бы принял во внимание:

Там в Северо-Американских колониях было еще бостонское чаепитие и много еще всяких разностей. Колонии, представлявшие тогда три города и четыре сотни разных общин-городков-штатов-сект и поселков раскачивались медленно, а британская Корона с недоумением наблюдала возбухание первого в истории антиколониального бунта Белого Человека. Потом, раскачавшись, неспешно попросили местных вояк и милицию поговорить с мятежниками, потом - разогнать всех к чертовой матери плетками, потом - повесить десяток смутьянов и, только потом - применить военную силу.
Потом Парламент и Правительство ЕВ долго-долго решало, не стоят ли во главе бунта ирландцы (эти чечены отвечали в те времена за все неприятности, поджоги, насилие, колдовство и мятежи) и надо ли направить пару-тройку батальонов из метрополии дабы показать грязным босякам, что джентльменов лучше не задевать перед ужином.
Потом долго ворочали мозгами, что батальонов не хватит и надо присылать полки.
Потом неспешно и, подворовывая, снаряжали корабли.
Потом всыпали повстанцам, надрали зад Вашингтону и, успокоившись пошли пить чай. Пили долго, со сконами, сэндвичем с огурцом и арфистками.
Потом к американской деревещине, благодаря Лафайету, сильной нелюбви к англичанам и природной сварливости присоединились французы - каджуны из Луизианы и просто французы из Монреаля. Оные профессиональные солдаты короля Луи XV научили диких и нелюдимых янки держать ружье, стрелять, ходить в строю и помирать-товарища выручать. А также основам тактики, снабжения армии и полевой хирургии...
Когда американские дуболомы в грязно-синих мундирах стали, вдруг, попадать в приметных красных британских пехотинцев, выцеливать офицеров, маршировать строем и грамотно вести огонь из орудий - британцы очень удивились. Их скорбь и удивление длились долго, пока из Лондона не дали понять, что войны за наследства, евронеразбериха и кризис не позволят послать к берегам Колоний еще сотню-другую кораблей с войсками.
Английские офицеры удалились в лагеря играть в крокет, а ирландцы с шотландцами, немедленно нажрались вискаря и стали искать англичан и валлийцев с целью выяснения некоторых исторических вопросов и противоречий. Побороться, такскзть, с фальсификацией истории.
Бритты опять удивились, медленно позволили натасканному лягушатниками воинству Вашингтона окружить себя и печально сдались. Потом это назовут комплексом Сингапура.
Сдававшиеся победоносным и лучезарным героям Войны За независимость (ака Американская Революция) британские войска все норовили отдать шпаги и ружья немногочисленным французам в поношенных белых мундирах, брезгливо игнорируя галдящих, воняющих и плюющихся табаком рэволюционеров.
Французы, не смотря на сильную вековую любовь к англичанам, в целом, воспринимали их положение сочувственно, они делились с ними водой, провиантом, подмигивали, успокаивали молодых британских офицеров, похлопывая их по плечу, кивали в сторону моря и повторяли "A l Europe, mon ami, a l Europe"....
(В Европу, друг, в Европу...)

?

Log in

No account? Create an account